ДОМ  ГЛАЗУНОВА

Вот впечатления от живописной выставки и не выставки даже, а целого музея, - Галереи Народного художника СССР Ильи Сергеевича Глазунова.

Илья Сергеевич Глазунов...
Я был подростком, когда Манеж двойным кольцом огибала очередь желающих посмотореть на работы Ильи Сергеевича."Он не умеет рисовать..." - говорили старшие товарищи, " Он хитрый..."
Ни тогда, ни сейчас не вижу греха в хитрости. Я был уже чуть старше, когда "записался" в богему и потягивая сухое или спеша гулкими улицами ночной Москвы в таксопарк за водкой, слушал ехидные рассказы о том, как его "не примают" в Союз художников и как кто-то, где-то не подал ему руки... Я не понимал зачем вступать в Союз человеку, пишущему портреты королей. Как ни понимал ни эти портреты, ни почему их пишет он. Почему именно он? Не понимаю и сегодня. И тогда и сегодня понимал, что он завешивает Манеж, а большинство хулителей не может завесить стены собственной мастерской.
Хитрый? Конечно хитрый,- иначе как можно объяснить, что на выставку "гонимого" художника ломится народ со всей страны, а проходит выставка напротив Кремля... Вон пригибаясь под градом камней спешит освистанный и преследуемый властями живописец.... Куда бежит он? А в Италию, к Лолабриджиде. А год, год? 1965, примерно.
Конечно хитрый. Видел это и давно
и попозже. Видел гонку за эстетической коньюктурой и, как следствие - коньюктурную эстетику. Но мне нравятся многие из его Петербургов и некоторые из его Достоевских... Илья Сергеевич, безусловно, - певец китча. Это актуально сегодня и было авангардным в 1975 году. Он - художник. Эстет. Белые пиджаки, красные мерседесы. Пижон. Он не похож на часто упоминаемого рядом, и часто заслуженно рядом, другую звезду-загадку - Шилова. Правда, теперь они соседствуют. Музеями. В этом много смешного.
Я позволю себе отвлечься на анекдот. В моей жизни был один человек - Марксэн Гаухман-Свердлов (1929-1997. Художник-постановщик таких фильмов, как "В огне брода нет", "Начальник Чукотки", "Начало", "АССА", наконец...). Дело было в Ленинграде. В издательстве"Советский художник" уже вышла к пятидесятилетию Марксэна монография о его творчестве в лаковом супере (а это - ой, не каждому...). Марксэн был мэтр. В доме #6 по Кировскому, что рядом с "Ленфильмом", у Марксэна была мастерская и в том же подъезде двумя пеналами в коммуналке владел мой брат. Художник. Пенал -"мастерская" и пенал -"жилье"... То и другое помещено в кавычки вполне заслуженно.
Стояла ЭРА ПОКЛОНЕНИЯ АЛКОГОЛЮ. Бухать было удобнее в мастерской Мэтра. Мэтр это понимал и обычно приглашал к себе наверх. Но в процессе отправления Культа мир перемешивался как молоко в стакане киселя. Однажды вихрь удовольствий повергнул Мэтра в коммуналку на втором этаже. Он бывал там и раньше, но всегда в "мастерской", а тут ошибившись, по-пьянке, дверью очутился в жилой части, где и опочил на колченогой софе, отражаясь в зеркале стоящего там с доблокадных времен славянского шкафа... Проснувшись, Марксэн воссоединился с коллегами по цеху в дымной "мастерской" и поинтересовался где это он спал. Брат объяснил. "Кошмар!" - вскричал Мэтр: " Это этого не может быть! Я ухожу! Я заблуждался! Ты же художник, Олег! У художника не может быть такого шкафа!"
Теперь у Ильи Сергеевича есть такой шкаф. И это, действительно, то, чего не может быть у художника. Ну, может,- у Шилова... И шкаф сделал свое черное шкафное дело, - оп раздавил эстета. Это - общий план. Теперь детали.
О здании. Я слышал и читал, что Илья Сергеевич очень тщательно контролировал все строительство. Собственно, это перестройка существовавшего здесь с тридцатых годов Дома Культуры строителей Дворца Советов. За многие годы знакомства с этим зданием ( оно уже называлось просто - ДК на Волхонке ) у меня не сложилось впечатление , что это шедевр архитектуры. Ну да чем еще могла быть времянка под культурно - просветительные мероприятия. Закончилось бы строительство Дворца Советов, разъехались бы и строители, предварительно разобрав свой клуб.
Не знаю кто проектировал это здание. Но была у него одна приятная особенность - незаметность. Напротив - Пушкинский Музей, "храм", в известном смысле, и спор с окружением храму не нужен. Теперь рядом воссоздан настоящий Храм, что, впрочем, никак не оспорило точности портика архитектора Клейна. А вот новое воплощение ДК оказалось с музеем " в одном кадре".
Мне не известно имя автора проекта перестройки старого ДК. В вестибюле висит бронзовая табличка сообщающая, что авторство интерьеров принадлежит профессору Глазунову. О них - позже. Сначала - внешние впечатления. Здание подросло и, учитывая его открытость для обзора, обрело нездоровые пропорции. Членение фасада навязчиво. Опорный угол композиции здания решен в виде эркера-ротонды на всю высоту строения. Пропорции этого огромного фонаря не радуют. Вообще, внешне все выглядит иллюстрацией затхлости и дилетантизма столичной архитектурной мысли при условии, что эта мысль существует, а не является воплощением эмоциональных конвульсий заказчика в каждом отдельном случае. В заключение добавлю, что даже выверенный цвет окраски фасада в условиях строительства в сложившейся среде нужно слегка "гасить", дабы избежать колористического диссонанса.
Заглянем внутрь. В день моeго посещения народу было не очень много, но народ был и места в гардеробе ( а с вешалки начинается и любой музей ) уже были в недостатке. Это серьезный просчет. Пройдем дальше. В большинстве своем современные экспозиционные центры - площадки для экспонирования произведений искусства, никак не спорящие с объектами экспозиции. Как правило такие сооружения имеют более или менее интересный и удачный фасад. Интерьеры же - сложные инженерные сооружения не имеющие лица. Эта скорее правильно, - лицом является экспозиция. Копируя некоторые пространственные приемы решений интерьера уже упомянутого ГМИИ (главную лестницу) , но игнорируя реальные обмеры помещений Илья Сергеевич достигает некоторой тесноты и ощущения, что половина работ висят просто " на проходе", декорируя стены и не предназначены для просмотра. Огромным количеством балясин задается вполне шизофренический ритм, спорить с которым в состоянии , пожалуй, лишь ритм сооружений бывшей Манежной площади. Как и следовало ожидать, внешние впечатления не обманули. тяжелый эркер-ротонда абсолютно не функционален и лишь добавляет несколько никчемных круглых зальцев состоящих из простенков. между прочим в экспозиции присутствуют фотографии некоторых интерьеров большого кремлевского дворца по которым ( например, петровский зал ) можно видеть, что интерьер как специальность не подвластен Илье Сергеевичу. Это полностью подтверждают интерьеры Галереи. Приятно, что в революционном вихре перемен буфет удержался на прежних географических координатах. Но тут причиной - рационализм (как я понимаю, там, сбоку здания, единственное место где возможно привозить и разгружать необходимые припасы). Жаль, что примат разумного не лег в основу всего проекта.
О экспозиции. Почти все я уже видел в разные годы и на разных выставках. Буду говорить не о работах, но о впечатлении от них в новых условиях. Из незнакомого до сих пор - отчеты о работах по интерьеру. Они разочаровывают. Я рассчитывал что в рамках галереи Глазунова найдется пара залов для ротируемой экспозиции питомцев главного, на мой взгляд, дела Ильи Сергеевича - Российской академии живописи, ваяния и зодчества (чем плохо было - училище?). Низкий поклон ему за это светлое дело! Такой экспозиции нет. Ну, нет, так нет. К формированию же собственной выставки мастер подошел как-то чересчур мемориально. Странно, но вполне при жизни (долгих лет и крепкого здоровья!) художник вывесил рисунки периода ученичества и невнятные эскизы разных лет, которые по эстетическим меркам могут являться лишь элементами внутренней творческой "кухни", но никак не экспозиционными единицами . В силу, прежде всего объективного несовершенства. Никакой разговор о ретроспективе не оправдывает их появления на стенах общедоступного музея. Профессионалы узнают постановку второго-третьего курса, но к чему это? Еще и оценки начнут ставить...
Работы шестидесятых-семидесятых годов, помещенные в ложно-ампирную среду, напрочь лишаются очарования времени породившего их и становятся чем-то полумертвым, требующим для реанимации восстановления по памяти обстоятельств первой встречи с работой ( хорошо если такая встреча была ). Лишь работам пятидесятых более-менее уютно среди балясин и домкультуровских филенок.
Хочется особо сказать о экспонируемой в галерее коллекции икон принадлежащей Илье Сергеевичу -давнему любителю русской старины. И опять не о коллекции, как таковой, а о ее экспонировании. Последовательно прилагая китч к выставочному делу Глазунов лишил зал с иконами света, вероятно воссоздавая состояние пресловутого церковного полумрака. Из уважения к иконам или из любви к театру, но мастеру удалось лишить зрителя возможности рассмотреть иконы. А ведь в мире не всегда ночь. Да и во время служб зажигают много огня. Но слишком силен оказался стереотип воспроизведения катакомбной церковной жизни.
В целом, художник Глазунов проиграл, поместив себя в раму собственного изготовления. Не справился с "подачей". Оказался слабым дизайнером... А жаль. Мне часто не близки детали мировоззрения Ильи Сергеевича, но декларируемая им русскость, как воздух необходимая любому русскому человеку, необходима и органична и для меня. Но странное дело,- почти всякое мероприятие " во славу российскую учиненное", претворяется в какой-то душный чулан. Так случилось и на этот раз, а ведь были присущи Глазунову и динамизм и некое"нахальство актуальности"... Утрачено? Кажется, утрачены сомнения и ощущение берегов. В борьбе с тем и другим поддерживается должный тонус нахальства и кокетства, необходимые художнику. И не нужно заниматься не своим делом - проектировать дома, интерьеры, разрабатывать экспозиции. Это совершенно самостоятеьные профессии и ничего зазорного в невладении ими нет. Не стыдно не уметь рвать зубы, если ты не стоматолог.
Сейчас, когда жизненно необходимо развернуть общественный интерес, запутанный и не единожды обманутый, к нашей собственной культуре, нужно очень трепетно относиться к вопросам подачи этой культуры, Искать специалистов среди патриотов и патриотов среди специалистов. И не заниматься самодеятельностью. Она лишь добьет все еще не добитое, С этим Петровским протестантизмом нужно как-то заканчивать.
И очень не хочется думать, что одна из колоритнейших фигур современного искусства окончательно пала под "эффектом шкафа".

© Андрей Павловский, 2005

 


Напоминаем, что все авторские и смежные права на размещаемые на сайте изображения и тексты принадлежат авторам работ или группе художников M'APT и охраняются в соответствии с международными договоренностями и действующим законодательством Российской Федерации . © 2006

 
 

Design by Andrew Pavlovsky, M'ARTGroup © Дизайн-Андрей Павловский ©2005-2008